Гидропоника и русская религиозная философия

Русская религиозная философия, невроз редуцированной телесности и эпоха «модерн». Почему розы и незабудки не могут расти в воздухе?

(заметки психолога о корнях проблемы отрицания телесности)

Я начну своё повествование о невротическом отрицании телесности – об одной из главных проблем, с которой сталкивается психология, с цитирования одного очень старого и очень частного письма.

Для начала нужно сказать несколько слов об его авторе и адресате. Вот эти «несколько слов».

Князь Евгений Трубецкой и невесёлая вдова – Маргарита Морозова

В русской культурной жизни так называемого Серебряного Века («русский Ренессанс» как называют это иные) был великий деятель антрепренёрского ремесла – Серж Дягилев и его знаменитый проект «Русские Сезоны». Говорят, что без Дягилева и его хлопотливой организаторской и коммерческой деятельности русский Серебряный век бы не состоялся. И это правда.

Так вот таким же человеком (такими же людьми) как Дягилев – по отношению к живописи и балету – были князь Е. Трубецкой и Маргарита Морозова – по отношению... по отношению к русской религиозной философии!

Вы бы не знали ни трудов Бердяева, ни Ильина, ни отца Павла Флоренского, ни о. Сергия Булгакова. Просто-напросто, эти люди бы погибли и русскими религиозными философами не стали. А работали бы чиновниками в конторе, продавая пеньку, или подтягивали бы совсем тупых гимназистов по греческому за корку хлеба. А это значит, что наша с вами – жизнь была бы другой – более нищей, интеллектуально и культурно. Это была бы другая Россия, «без Бердяева». Мы бы не так котировались на Западе. (В общем, та же история, что и с Дягилевым – что? как? возможна Россия – без Павловой и Нижинского).

Что же это за пара такая, подарившая нам нашу Россию – Трубецкой и Морозова? О, это высокая, трагическая пара.

Морозова – молодая вдова известного фабриканта Морозова, женщина с миллионами, меценатка и культуртрегерша. Мать того самого Мики Морозова, чей портрет видели, я надеюсь, все.

А князь Евгений Трубецкой – что можно о нём сказать? Он и есть тот самый «Дягилев русской религиозной мысли». Тот, кто умел организовывать расползающихся как тараканы людей в «журналы и кружки» вновь и вновь, и не давал погибнуть ни тем, ни другим, ни третьим, разменяться на мелочи талантам, испошлиться идеям. Сам тоже философ. Хотя меньший, чем Бердяев. Но в данном случае это вообще не важно.

Князь Евгений Трубецкой был женат, и жена его была больна. Всю свою жизнь он любил Маргариту Морозову, а она – любила Трубецкого. Результат этой любви – их патетическая переписка, опубликованная в 1997 году и … русская религиозная философия – одна из самых значительных «струй» культуры Серебряного Века.

История как в «Джейн Эйр», только без пожара и свадьбы. Но в данном случае это не важно...

Ведь Трубецкой и Маргарита Морозова подарили нам – нас – «русских с Бердяевым»... Даже если мы этого не ощущаем и не благодарны.

И тем не менее, трагизм их общей несчастной личной судьбы, лишённой плоти, и ещё более общие – особенности трагического состояния России и Европы в то же самое время – на рубеже веков – привели меня к написанию этой статьи.

Ошибка князя Трубецкого

или

цитата из письма к М. Морозовой (26.02.1912)

Вчитайтесь внимательно в это письмо, вернее, в его отрывок:

«...то стихотворение Соловьёва о «тёмном корне», которым ты так любишь победоносно меня поражать, теперь устарело и в ботаническом, и в агрономическом, и в метафизическом отношении.

«Свет из тьмы над чёрной глыбой!

Вознестися не могли бы

Лики роз твоих,

Если б в сумрачное лоно

Не впивался погружённый

Тёмный корень их». (Выделено мной – Е.Н)

Вопреки Соловьёву ты можешь сейчас видеть на выставке в Германии великолепные розы и другие цветы, которые не только не углубляются в почву, но РАСТУТ СОВСЕМ БЕЗ ПОЧВЫ – в бочках воды.

Вообще, ботаника пришла к тому что большую часть питания растения получают из воздуха (с неба) и только меньшую – из земли.

И для этой меньшей части земля не необходима, а может быть заменена прозрачной водой, отражающей небо (при условии насыщения воды минеральными удобрениями рукою человека).

Земля сама по себе «ничто»: она даёт растению то, что в неё вносит человек.

Главная пища, поглощаемая корнями из земли, – азот, тоже небесного происхождения.

Метафизика пришла совершенно к тому же выводу: земля сама по себе – ничто.

Угодно человеку – растение может расти в воздухе. Я надеюсь, что скоро их научатся растить прямо корнями из неба. Представь себе со всех сторон ниспадающие с неба цветами книзу незабудки.

Ведь лучше будет, чем нынешний устаревший способ расти корнями из болота, где их достать-то трудно, да и воняет. (Выделено мной – Е.А.)

Впрочем, оставив незабудки, здесь помещённые для шутки, я серьёзно тебе напоминаю, что во Христе весь рост переворачивается так, что корень у человека в самом деле в небе (во Христе, а не на земле). И этот корень необходимо углублять беспредельно. Апостол Павел называет Христа корнем, а народы ветвями».

Гидропоника, ересь альбигойцев и эпоха «модерн»

Гидропоника (1)

Мы живём через сто лет после написания этого немного наивного (с точки зрения агрономии) и еретического (с точки зрения христианства) письма.

Мы уже вкусили турецкие помидоры и огурцы, выращенные как раз-таки «в воздухе», как и мечтал об этом князь Евгений Трубецкой, который сам ел только то, что давала ему земля – другого тогда не было.

И поэтому нам легко сказать: «Он ошибался!» И, видимо, общество должно совершить ошибку и вкусить все её горькие последствия... Только тогда оно вернётся назад, к тому месту, с которого пошло «не туда»...

Ересь альбигойцев (2)

То, как мыслил и ощущал князь Трубецкой – отнюдь не новость. Культура давно знает эпохи массовых психологических упадков, когда на первый план во всём обществе выходит отрицание Жизни и ненависть к ней.

Такие эпохи называются «апокалиптическими», потому что в такие времена все (подсознательно) или даже наивно и прямо – ждут Апокалипсиса – конца мира.

Такие настроения называются ещё и «эсхатологическими». «Эсхатология» – это размышления о бренности всего сущего ввиду скоро грядущего конца мира. Её высмеяла Туве Янссон, но эту гидру ещё рубить и рубить...

В 13 веке, в самом сердце южной Франции, около северной Италии, в местечке Альби (где сама природа велела всем любить и быть довольным жизнью) расцвела странная около-христианская секта.

Катары («чистые») как они называли себя сами или – альбигойцы, как называли их по названию штаб-квартиры – ненавидели Жизнь и проповедовали это всем... При этом они прикрывались по-своему понятым христианским учением (прямо так же, как это делает наш знакомый – князь Евгений Трубецкой, искажая христианство до чёртиков).

Папа Римский сразу же открестился от фанатиков, называющих себя «христианами», назвал их «еретиками» и запретил им их деятельность.

Не помогло. Альбигойская ересь распространялась по Европе как чума, как эпидемия самоубийств среди подростков... Тогда папа объявил специальный крестовый поход против альбигойцев (военную спецоперацию) и они все были физически уничтожены, как какие-нибудь боевики.

Суть альбигойства заключалась в том, что человек, разделяющий эти взгляды, должен был возненавидеть свою плоть, своё тело, самоё рождение, (вообще рождающую жизнь и

природу) и постараться умертвить позывы своей плоти строгим постом (голодом) – отречься от бытия со всеми его радостями и печалями.

Цель альбигойца – как можно скорее «вернуть билетик» и умереть от истощения. Людям «попроще» («чёрной, подлой кости») предлагалось бросить вызов природе не постом, а, наоборот, разнузданностью, фантастическим развратом.

Альбигойцы рассуждали: «Какая разница – как умерщвлять плоть до смерти? Кто может – умерщвляет её постом, кто не может постом – умерщвляет её оргиями и пьянством. Цель же едина – как можно скорее умереть, прокляв жизнь».

(Неудивительно, что папа решил ввести военных на территорию города Альби...)

Эпоха Модерн (3)

История с альбигойцами просто-таки потрясла всю Европу. Ещё бы – коллективное самоубийство под маской донельзя извращённого «христианства», понятого кликушами как им надо. Европейское хлыстовство.

(Кстати, расцвет хлыстовства в России как раз совпал с временем написания цитируемого нами письма. Так что Трубецкой просто-напросто уловил «хлыстовские» настроения того отравленного воздуха предреволюционной России, которым дышал).

Задумавшись об альбигойцах Европы, умные историки стали обнаруживать такие же точно периоды в истории человечества, когда массы людей вели себя как альбигойцы. Эти трагические эпохи «сломов» уже в наше время стали называться «эпохами модернистского восприятия действительности», «квази-модерном».

Таковой самой ближайшей к нам эпохой «слома» и был настоящий исторический «Модерн», конец 19 – начало 20 века.

Дух модерна, со всеми его апокалиптическими настроениями, не мог не быть составной частью и Серебряного Века тоже. Он и был ею.

Однако, культура существует в частности и для того, чтобы преодолевать актуальные болезни, лихорадящие общество, сама переболев ими как следует, она может показать пути исцеления. И тогда культура или умирает, не сумев побороть болезнь, от которой мечется в лихорадке «её» общество, либо выздоравливают они оба. Либо... Выживает культура, но общество погибает. В данном случае культура – обществу как мать – больному дитяти.

Стыдно нам было бы упрекать князя Трубецкого за то, что он «заразился оспой от своего ребёнка», день и ночь дежуря у его постели и стал некрасивым.

Ведь честно говоря, взглядами, изложенными в процитированном письме, в ту пору болели … почти что все и умные (и не очень умные) люди. И не только в России. Во всём мире. Общий градусник показывал 39,5... Внизу были хлысты. Наверху – декаденты-самоубийцы. В Германии – ждали своего часа Ленин и большевики.

Проект «модерн» в СССР и его психологическая подоплёка

Вам кажется, что вас это всё не касается? Касается.

Вот вы, наверное, знаете, что великий учёный Мечников занимался вопросами о пользе кислого молока для пищеварения человека.

Но не все знают о том, что Мечников всерьёз считал тело человека несовершенным (как и многие в его эпоху) и в частности особую его ненависть вызывал человеческий кишечник. Ленин ненавидел частную собственность и «кулацкий элемент», Мечников – чрево. По Фрейду – так это одно и то же.

Мечников мечтал о том, что в будущем этот «ненужный» (и непристойный) орган, вызывающий «все болезни» от происходящих в нём гнилостных процессов, можно будет в обязательном порядке (!) полностью удалять хирургическим путём, чтобы человек не отвлекался на мелочи, был деятелен и счастлив.

Это теперь такой же наивный и устаревший взгляд как и «незабудки, растущие на воздухе», но он ещё живуч, этот взгляд... Это – типичная невротическая мысль, характеризующая невротический в основе своей стиль «модерн» – в науке и общественных чаяниях, которые эта наука всегда отражает.

Выше я сказала, что этот взгляд живуч. Да, он живёт в психологии и современных людей. Посмотрите, некоторые из нас живут так, как будто бы у них (или у их подчинённых) кишечника вовсе нет, как о том только мечтал Мечников. В соответствии с этим явно нереалистическим, мифологическим представлением о человеческом теле – люди планируют расписание учебных занятий, рабочий график, город и транспорт, и даже … создают планировку жилищ, квартир, если они – архитекторы.

Ведь санузел, соединённый с ванной в одно помещение и примыкающий к кухне, отделённый от неё лишь тонкой фанерной перегородкой (типичная планировка хрущёвской квартиры) это наследие того – модернистского – «мифологизированного» отношения к телесности человека. У строителя коммунизма вместо сердца – пламенный мотор. И... из органов – всё.

Пренебрежение к телесности...

Академик Лосев учил, что «нет бытия вне мифа», это самая известная его фраза. Но, перефразируя Лосева, хочу сказать, что внутри – такого вот – мифа (как миф о теле без тела) – просто не остаётся места никакому уже бытию... Даже корявому и тоскливому.

Существует ли альтернатива невротическому стилю «модерн» с его мифом о редуцированной телесности?

Для начала скажем спасибо князю Трубецкому и затем уже перейдём к здоровым психологически альтернативам модерну – (модерну как неврозу).

Да. Альтернативы существовали и существует. Во-первых, сама русская религиозная философия, разумеется, не сводилась к процитированному (да ещё и глубоко частному) письму князя Евгения Трубецкого к любимой и недоступной женщине.

Напомним, этот великий, ошибавшийся (как и все мы!) человек – человек, болевший всеми недугами своего общества, которому он был современен, сделал то, что мог: дал возможность высказывать альтернативные точки зрения огромному количеству талантливых людей.

Трубецкой создал своей деятельностью (и влиянием на Маргариту Морозову) – тот самый культурный пласт, культурный слой, жирную – ту самую – почву для свободного произрастания русской философской мысли – создал и удобрил как труженик-пахарь плодородную землю, которую он так отрицал в запальчивых своих «теориях»...

Бердяев и Флоренский, конечно, не выросли бы «в воздухе» как те незабвенные «немецкие розы и незабудки» в воде с азотом – и человек практический – Трубецкой это понимал лучше кого бы то ни было...

Именно поэтому, кроме денег на журналы (от Морозовой), кроме своевременных статей (от авторов) и хлопот по издательству самих идейных журналов-трибун ему были нужны ещё и: творческие встречи, художественные выставки, юбилеи, литературные салоны, студенческие кружки, открытые лекции, открытые диспуты, да и просто … возможность отправить кого-нибудь в Италию на год – в общем, то, что представляет собой – «гумус» любой великой культуры.

Альтернатива неприятию жизни, Природы и телесности человека

В то же самое примерно время, и в России, и в Европе были очень популярны взгляды немецкого философа Георга Гаманна. Малоизвестный Гаманн оказал тем не менее – сильное влияние на европейскую и на русскую мысль того времени, хотя сам толком не был ни тогда ни теперь – прочитан и даже переведён для «широких масс» – мы же, «массы», тем не менее «читаем» Гаманна, находим отзвуки его философии в некоторых книгах, встречаемся с ним в некоторых идейных течениях, культурных практиках.

Вот, в частности, весь пафос и заряд телесно-ориентированной терапии (ТОП) – как части искусства психотерапевтического воздействия на невротическую зажатую цивилизованно-парализованную личность – должен благодарить Гаманна и конкретно из него вышел.

Я процитирую основные положения философии Гаманна, взятые мною из книги Н. Богомолов – Дж. Мальмстад «Михаил Кузмин. ЖЗЛ» Изд-во «Молодая Гвардия», 2013 г.:

«Ничто в жизни не должно быть пренебрегаемо, и Гаманн лишь презирал тех, кто искал классические чистые формы в конкретной реальности.

Гаманн утверждал, что спасение приходит не как освобождение от плоти, но в ней самой. Он высмеивал аскетизм, настаивая на первенстве естественного и конкретного надо всем искусственным и абстрактным»

(с. 100-101, Богомолов-Мальмстад).

А что же христианство?

Настоящее христианство никогда не унижало и никогда не отрицало плоть. Хотя перегибы бывали... И это опять связано с тем, что любой вид творчества – слоист, то есть – эпохален и историчен (а теология и религиозное, церковное строительство – это тоже один из видов творчества и он тоже несёт на себе приметы конкретного времени, которые ложатся слоями!) любое творчество болеет всеми болезнями своего века и на нём это «отражается», как отражается болезнь ребёнка на самочувствии матери, если, конечно, она о нём заботится, а так – нет, не отражается...

Вот, что пишет русский философ Лосев:

«Христиане «чают воскресения мёртвых», т.е. Восстановления – ТЕЛА. Правда, в его "сидерическом", неведомом нам виде, но те-ла...

Душа без тела неспособна ощущать и мыслить - следовательно существовать. Дней сорок не более. А потом она несказанно страдает (или радуется), спя в лучах Божьей Славы. И это безмысленное существование продлится до того великого момента, когда она воскреснет из мертвых, обретя новое те-ло.

О природе которого нам ничего не известно».

А если уйти в сторону от христианства и перейти к нецерковной реакции на миф модерна о теле?

В таком случае обязательным чтением для вас станет великая и ничуть не устаревшая (обязательная и настольная для всех телесно-ориентированных психотерапевтов!) книга Михаила Бахтина «Франсуа Рабле и народная смеховая культура Средневековья и Ренессанса».

Это была гневная (и очень естественная) реакция умного человека 1920-х гг. на то, что вытворял с современным ему обществом общественно-политический проект «модерн». Реакция на всевозможные утопии по перестройке человеческого тела, по перекройке всего, что попадается под руку – от деревни до дошкольного образования.

Кстати, именно в ту эпоху (к счастью, ненадолго) учёные-педагоги полностью изгнали обычную сказку из дошкольного воспитания наших детей. Сказки для пятилетних заменили на «полезные» краткие сюжеты о гвоздях, молотках и устройстве паровоза.

Что же делать, коль мысли чёрные к тебе придут?

К сожалению, альбигойская ересь неистребима и поджидает каждого из нас. Она – болезнь, свойственная человеку в этих (действительно непростых) условиях его земного существования и ею как ветрянкой надо переболеть.

У модного теперь философа Хайдеггера есть термин – Kehre.

Хайдеггеровское Kehre переводится как «возвращение в бытие».

Давайте возвращаться в бытие! Давайте обращать внимание на нужды маленького человека и принимать, и любить его милое бренное тело таким, каким его создал Господь, в науку и в назидание ,которые нам непонятны, а не таким, каким его хотел видеть Мечников.

«Свидетельство об истине должно быть живым и личным...»

Ведь в христианской мысли существует понятие о том, что «Истина – лична». Это значит, что Христос умеет прийти только к реальному пацану Толику Щелбанову со всеми его кредитами, а не к успешному беспроблемному манекену из рекламной брошюры Сбербанка, с белыми зубами и харей, нарисованной на компьютере.

Итак, Истина – лична. Поэтому «свидетельство о ней должно быть живым и личным».

Этого никак нельзя сделать в мире, где розы растут в воздухе, «совсем без почвы». Где же без почвы-то взяться «живому» и «личному»?..

Эти слова о живом и личном принадлежат протоиерею Георгию Флоровскому – одному из тех великих русских религиозных философов, которого вскормил своей мятежной «болотистой» почвой – трагический актёр русской культурной труппы Серебряного Века – князь Евгений Трубецкой.

Наш «Дягилев». Мыслитель, переболевший идеей «греховности плоти», как в своё время переболели ей и все мы.

А кто всё ещё болен, тому пора выздоравливать. Ведь истина приходит только к тому, кто замечает, что у него имеется тело. Имеющий уши да слышит.  

Елена Назаренко

© www.live-and-learn.ru - психологический портал центра "1000 идей"

Авторская разработка центра - методика работы с бессознательным с помощью психологических карт. Подробнее...

Для того, чтобы произошли желанные изменения в жизни - нужна тошнота, когда человека как бы начинает «тошнить» от всего, что он видит и слышит вокруг себя, от того, с чем раньше он добродушно (или просто бездумно) мирился и соглашался. Это кризис в процессе личностного роста, который необходимо пережить, чтобы изменить жизнь к лучшему
Мы получаем такую жизнь, которую заслуживаем. И если вы считаете, что на работе вас недооценивают и продолжаете там работать, то это уже проблемы не вселенской несправедливости, а лично ваши
Нарушителям личных Границ: «кто к нам с мечом придёт...»
Для замещения мысли-убийцы произносятся так называемые молитвы-аффирмации. Произносить нужно то, во что ты сам веришь, что успокаивает тебя
А давайте нашими усилиями сделаем так, чтобы фольклорная и литературная Загадки породили к пользе человечества жанр Загадкотерапии!?
Как выстраиваются обречённые на неудачу взаимоотношения с противоположным полом? А можно ли жить – по-другому?
"Бойтесь женщин, не скрывающих свой возраст. Такие способны вообще на всё!" О.Уайльд